Главная » 2007 » Январь » 18 » Незабываемые встречи

Незабываемые встречи

2007-01-18 в 7:06 PM просмотров: 981 комментариев: 0

К 100-летию Архипа Георгиевича Кудрина-Абагинского
А.СТАРОСТИН.

ЭТА ВСТРЕЧА состоялась давно, да все не было повода, чтобы перенести на бумагу свои впечатления. Но вот близится юбилей нашего земляка А.Г.Кудрина-Абагинского, и событие давно минувших лет вновь ярко ожило в памяти, осветив в подробностях наш разговор.
... Шел 1957 год. В то время я работал бухгалтером-ревизором в Оймяконском районе. Из одного наслега поступила жалоба от пайщиков на нарушения правил кооперативной торговли, недисциплинированность продавца. Проверить сигнал правление райпотребсоюза поручило мне. А добраться до дальнего наслега было в то время не так просто. Тридцать километров от райцентра до авиапорта пришлось трястись на лошади. Приехал поздно, часов в одиннадцать вечера. Хорошо, что сразу удалось устроиться в гостинице, благо, в этот день народу в аэропорту было мало. Администраторша, провожая меня в комнату, шепнула, что там Абагинский и попросила не будить его - если спит.
Несмотря на поздний час, поэт еще не ложился, при тусклом свете керосиновой лампы читал газеты. Увидев нового постояльца, он привстал, поздоровался со мной за руку. Знакомый по школьным хрестоматиям образ ожил, меня приветливо встречал мужчина среднего роста, чуть полноватый, в простом костюме, в серой рубашке с галстуком, какие носят обычно командировочные, в поношенных крепких ботинках. Быстро сготовили нехитрый ужин, он густо заварил крепкий индийский чай.
Как старший Архип Георгиевич начал первым расспрашивать своего позднего гостя. Узнав, что я родился во 2-м Нерюктяйе и воспитывался в Токкинском районе, оживился и, признав земляка, сразу перешел на "ты". Оказалось, он хорошо помнит родные места. Его вопрос: "Ты сын Куhаbaн Уйбаана или Учугэй Уйбаана?" смутил меня, я не знал, что ответить и, помедлив, сказал: "Отец Иван Иннокетъевич работал учителем в Бясь-Кюеле, секретарем райкома комсомола, закончил Московскую совпартшколу, избирался председателем исполкома Учурского и Нижнеколымского районов". "О, тогда ты сын Учугэй Уйбаана, я его хорошо знал, - сказал Архип Георгиевич, и мы уже по-свойски разговорились.
Постепенно я осмелел и стал забывать, что рядом со мной сидит известный на всю республику человек. А он оказался очень разговорчивым, доброжелательным собеседником. Часто вспоминал о родной Абаге, ее людях. Я и раньше слышал о его пристрастии к рыбалке, тяге к природе, и действительно, наша беседа лишь подтвердила это.
Разговорились о литературе. Он тогда работал в редакции газеты в Усть-Нере. Я поведал ему, что сотрудничаю внештатным корреспондентом в газетах "Эдэр бассабыык", "Кыым", "Социалистическая Якутия", "Верхоянский коммунист" и прихвастнул, что написал в "Кыыме" о Поле Робсоне, знаменитом негритянском певце. Вспомнил и прочитанную давнюю публикацию в журнале "Хотугу сулус": "Абаbыыныскай аныгыйдаbа буолан биир страницаbа 5-6 тыллаах быhый баbайы хоhоону суруйан бырдангалатар" - произнеся это, я спохватился: не обиделся ли поэт. Но Архип Георгиевич заразительно засмеялся.
- Этот критик, - он назвал незнакомую мне фамилию, - просил потом извинения, лучше узнав мои произведения.
За разговорами засиделись допоздна, он предложил мне выйти на улицу, на свежий воздух. Была сентябрьская ночь. Оказывается, ему в гостинице спать не давали клопы, и он потянул меня с собой на ночную прогулку. Час-полтора гуляли по пустынным ночным улицам, затем усталость взяла свое, и мы вернулись.
Ночь прошла беспокойно, за стеной все время плакал ребенок, но Архип Георгиевич наутро выглядел таким же бодрым и приветливым. После завтрака поспешили на вокзал. В маленьком здании аэропорта народу было порядочно. Многие здоровались с Архипом Георгиевичем как со старым знакомым. Прошла мимо нас маленькая худенькая женщина с плачущим ребенком на руках. Вспомнив ночной плач, я подумал, что ребенок болеет. Женщина спросила в кассе билет до Усть-Неры, но, услышав традиционное "Билетов нет", уныло и покорно отошла в сторону. В это время кассирша увидела Архипа Георгиевича и сама предложила ему билет до Усть-Неры, на что тот недоуменно сказал:
- Вы же только что отказали женщине с больным ребенком?! Если действительно есть место, то пусть летит она, а я подожду следующего рейса.
Оказывается, у нее было распоряжение начальника порта, но Архип Георгиевич настоял на своем. И под одобрительный гул пассажиров счастливая мать, которая уже неделю не могла вылететь домой, от души поблагодарила поэта. В это время выглянуло солнце, в помещении стало светло и солнечно, всем нам стало веселей и радостней. Архип Георгиевич стоял в стороне и тоже улыбался, хотя и остался еще на сутки.
Между тем из Якутска прилетел рейсовый самолет, с него сошел только один пассажир с рюкзаком. Увидев его, мой попутчик заволновался, и тот сразу узнал его. "Архип!", "Коля!" - с этими возгласами товарищи радостно обнялись. Это был известный якутский писатель Николай Заболоцкий. Сам он родом с Оймякона. Летчики тоже приветливо поздоровались с Архипом Георгиевичем, видно хорошо его знали.
А в гостинице нас опять ждала бессонная ночь. Но, зайдя в комнату, мы быстро забыли о мелких неудобствах. Поэт живо расспрашивал столичного гостя о Суорун Омоллооне, Николае Мординове и других писателях, о новостях литературы. Чтобы не мешать разговору друзей, я лег пораньше и незаметно уснул. Когда проснулся, они все также разговаривали. Говорили тихо, очевидно, чтобы не разбудить меня. Разговор шел о природе. Николай Заболоцкий с сожалением вспоминал былую красоту края, сокрушался перелопаченным горам исковерканной земли, напоминающим лунный ландшафт. А Архип Георгиевич вспоминал, как однажды его вызвали "на ковер" за статью на подобную тему. Но Заболоцкий был настроен написать о творящихся безобразиях, он считал вредительским принцип: золото - любой ценой. Их гражданские позиции явно совпадали.
... На следующий день мы тепло попрощались. Абагинский приглашал заходить к нему домой, но больше так близко я с ним не встречался. Зато остался в памяти этот эпизод, запечатлелась человечность Архипа Георгиевича, готовность помочь другому, боль за природу родного края.
ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ветерана тыла и труда, отличника потребительской кооперации Сектяева Ивана Афанасьевича:
"В середине 50-х годов прошлого века отдел кадров правления респотребсоюза "Холбос" направил меня товароведом в Оймяконское райпотребобщество. Я со всей своей семьёй переехал в Оймякон. Часто ездил в командировки, проводил инвентаризацию товара, инструктажи с продавцами магазинов. И вот однажды в аэропорту п.Усть-Нера увидел знакомого мне пожилого человека. Долго ломал голову - где я его встречал? Не выдержав, тихо спросил у соседа: "Кто это?". Он с удивлением посмотрел на меня и сказал: "Это же знаменитый поэт Абагинский, Архип Георгиевич". Я подошёл к Абагинскому, поздоровался за руку, представился и сказал, что из Олёкминского района.
Он радостно воскликнул и крепко пожал мне руку. Мы разговорились. Архип Георгиевич работал в Усть-Нере заместителем редактора районной газеты. Оказалось, что мы оба - заядлые охотники и несколько раз ходили на охоту, стреляли уток, зайцев. Как-то однажды в августе месяце ходили на охоту. Была дождливая погода. Мы насквозь промокли, но настроение было хорошее, так как удача нам сопутствовала. В лесу мы встретили двух охотников. Крепкие, здоровые русские ребята, но вид у них был унылый, чувствовалось, что они были неопытные и ходили в тайгу просто пострелять. Трофеев у них не было. Но самое главное у них промокли спички. И Архип Георгиевич сказал: "Ничего, ребята, сейчас огонька добудем". Мы развели большой костёр, ребята повеселели. Вскипятили чай. Архип Георгиевич дал им коробку спичек. Он держал их в целлофановом мешке, который в свою очередь был в кожаном мешке. Они поблагодарили и ушли. Мы двинулись дальше. Был стланиковый лес, вдруг Архип Георгиевич наклонился и что-то стал рассматривать. Потом позвал потихоньку пальцем меня. Когда я подошёл, он тихо и уважительно сказал:
"Смотри, это хозяин тайги с двумя медвежатами. Он пока против ветра и нас не чувствует. Надо уходить потихоньку". Мы стали спускаться вниз ...
Архип Георгиевич был хорошим собеседником, жизнерадостным, никогда не унывал, не кичился, что знаменитый человек. Он никогда не давал стрелять уток на лету, потому что так можно ранить, а подранок потом долго страдает и умирает. Надо стрелять наверняка. Он всё время рассказывал об охране окружающей среды. "Калечим тайгу при добыче золота, не восстанавливая её после этого, везде шныряют мощные трактора, бульдозеры кто же восстановит всё это?", - и он печально качал головой. Архип Георгиевич был очень доброжелательным, добропорядочным, таким он и остался в моей памяти навсегда".

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 АУ Редакция газеты «Олекма» Хостинг от uCoz Design created by ATHEMES