Главная » 2008 » Май » 7 » Записка из сорок второго Юрий Оконешников.

Записка из сорок второго Юрий Оконешников.

2008-05-07 в 7:47 PM просмотров: 959 комментариев: 0

"Россия" 4-10 октября 2007 г.

Ее прислал брату защитника Ржева Николай Чудотворец

Эту часовню в память о павших советских воинах ставили на месте самых жестоких боев всем миром. Насмерть стояли здесь наши батальоны на главном направлении удара врага, не давая фашистам прорваться к Москве. Эти солдатские поля сражений и в нашем веке хранят еще много тайн и имен погибших. Сколько здесь полегло наших воинов, можно узнать из донесений о боевых действиях - документов той поры.

Только в 1-м отдельном стрелковом батальоне 114-й отдельной стрелковой бригады за время боев с 30 июля по 8 августа погибли 144 человека. Они наступали на северную окраину деревни Вельково Ржевского района. Попав под бомбежку и сильный минометно-артиллерийский огонь противника, батальон понес большие потери и получил приказ отойти и пробиваться на Вельково с западной стороны. Бои за освобождение деревни шли еще неделю. Потом всех наших воинов, погибших в этих жестоких боях, приняло солдатское поле. Это лишь один маленький эпизод в летописи Великой Отечественной. Но сколько незаживающих рубцов памяти оставил он в сердцах близких, тех, за кого отдали жизни их защитники.

До самого конца жизни искал могилу своего первенца Гавриила Андриан Ефимович Корнилов. Его добротный деревянный дом и урожай пшеницы еще помнят в далекой от Ржева деревне Даппарай Кыллахского наслега Олекминского района в Якутии. На крутом берегу Лены, словно черпая силы из этой привольной сибирской реки, растил он хлеб и детей. Его урожая хватало и другим. Пока не грянуло раскулачивание. Его первый сын Гавриил - ровесник Октябрьского переворота, Петр, родившийся четырьмя годами позже, остались с матерью. По дневникам их отца можно проследить почти весь путь его жизни. 1929 год застал его на Сахалине. Домой вернуться было опасно. Но долг перед семьей брал свое. Оставив фамилию прежней, но из Андриана став Андреем, а из Ефимовича Иокимовичем, он все-таки вернулся в Якутию. А куда из нее ссылать еще дальше?! Повзрослевших детей застал без матери. Его дом на ленском крутояре надолго пережил хозяина: До конца восьмидесятых в нем располагалась сельская школа.

А тогда соседний Нюрбинский район приютил скитальца. Пошел бухгалтером в контору "Заготскот", обзавелся новой семьей, в которой родились (уже после войны) еще трое детей. Интересно: корни второй жены Андриана из русских переселенцев - ее отец был сослан в Якутию. По отцу Корнилов тоже не чистокровный якут - наполовину татарин. Это к вопросу, который сегодня так занимает нас, когда мы пытаемся определить свои корни, характер и черты российской нации ...

Когда грянула Великая Отечественная, Гавриилу исполнилось уже 24 года. Он к тому времени окончил в Алдане горный техникум и работал по специальности инженером. Целеустремленный, собранный, достигший всего трудом, он уверенно входил в самостоятельную жизнь, строя планы на будущее. Но война перекроила их по-своему. По первому призыву из Якутии добровольцами ушла на фронт вся элита республики. Учебка, звание лейтенанта, крещение огнем. Июль сорок второго - тяжелейшие бои на Ржевском направлении, открывавшем путь фашистам к Москве.

Не случайно Александр Твардовский посвятит этим боям целую поэму "Я убит подо Ржевом";

Подсчитайте, живые,

Сколько сроку назад

Был на фронте впервые

Назван вдруг Сталинград.

Фронт горел, не стихая,

Как на теле рубец.

Я убит и не знаю,

Наш ли Ржев, наконец?

Удержались ли наши

Там, на Среднем Дону?.

Этот месяц был страшен,

Было все на кону.

Неужели до осени

Был за ним уже Дон

И хотя бы колесами

К Волге вырвался он?

- Нет, неправда.

Задачи той не выиграл враг!

Нет же, нет! Иначе

Даже мертвому - как?

И у мертвых, безгласных,

Есть отрада одна:

Мы за родину пали,

Но она спасена.

Наши очи померкли,

Пламень сердца погас,

На земле на поверке

Выкликают не нас.

Нам свои боевые

Не носить ордена.

Вам - все это, живые.

Нам - отрада одна:

Что недаром боролись

Мы за родину-мать.

Пусть не слышен наш голос,

Вы должны его знать.

Андриан Корнилов не только очень хотел знать, где и как погибли сыновья, но успеть преклонить колено на их могилах. На все запросы в архивы Минобороны приходил один и тот же ответ: сведений о Гаврииле и Петре Корниловых нет, в архивах их имена не значатся - значит, пропали без вести. В новой семье дети хорошо знали историю братьев, хранили их фотографии и, как могли, утешали отца.

- В 1953 году, когда отца не стало, мне было четыре года, - вспоминает Геннадий Корнилов, самый младший брат Гавриила. - Тогда мы все очень переживали за отца, видели, как он не может смириться с безвестной гибелью сыновей. Сейчас многое мне видится иначе. Отец никогда не был противником советской власти, но тем не менее, он и его семья очень от нее пострадали. И ему страшно хотелось доказать всем, что несмотря ни на что, его сыновья были настоящими героями, бесстрашно, ценой своих жизней дали отпор врагу. И поэтому после смерти отца меня не покидала мысль найти во что бы то ни стало могилы братьев.

Когда два года назад генерал-майор юстиции Корнилов (тогда он был уже заместителем начальника следственного Комитета при МВД РФ) узнал, что под Ржевом его земляки, в память о погибших там якутских воинах решили поставить часовню Николаю Чудотворцу, не мог устоять и принял участие в ее скорейшем сооружении. Перед открытием часовни очень остро напомнило сердце о памяти отца, его поиске погибших сыновей. И он попросил, чтобы среди фамилий погибших земляков было высечено и имя Гавриила Корнилова. А вдруг? Он уже знал, что эти солдатские поля еще не вернули всех имен своих героев ...

В это время черные следопыты в нескольких километрах от часовни в очередной раз сотворили свое неблагодарное дело. Горы костей были извлечены ими на поверхность земли и брошены на произвол. Тогда-то здесь и оказался отряд следопытов Александра Зелинского спортивного трофи-клуба "Фронтовые дороги", взявшийся увековечить память погибших достойно, по-человечески. Останки 113 воинов были захоронены со всеми воинскими почестями. 21 солдатский медальон вернулся из 1942-го. Самой читаемой запиской на клочке обычного бухгалтерского бланка было последнее письмо Гавриила Корнилова ...

Я убит под Ржевом,

Там еще под Москвой.

Где-то, воины, где вы,

Кто остался живой?

В городах миллионных,

В селах, дома в семье?

В боевых гарнизонах

На ненашей земле?

Ах, своя ли, чужая,

Вся в цветах иль в снегу.

Я вам жизнь завещаю,

- Что я больше могу?

Завещаю в той жизни

Вам счастливыми быть

И родимой отчизне с честью дольше служить.

Горевать-горделиво

Не клонясь головой,

Ликовать - не хвастливо

В час победы самой.

И беречь ее свято,

Братья, счастье свое -

В память воина-брата,

Что погиб за нее.

- 2 августа 2007 года это было, как удар молнии, - вспоминает Геннадий Андреевич, - мы встретились с Сашей Зелинским и он передал мне записку от, брата. Я выполнил завет отца и был безмерно счастлив такой встрече с братом, которого знал только по фотографиям, но всегда им гордился и брал с него пример. И вот встретился через 55 лет после его гибели. Теперь очень надеюсь на помощь следопытов и Николая Чудотворца в поисках места гибели брата Петра.

Здесь под Ржевом покоятся останки воинов из Бурятии, Казахстана, Якутии, русские парни, солдаты великой братской страны. Казалось, прошло столько времени с того лихолетья, а письма из него все идут и идут. И конечно, огромная заслуга в этом и таких людей, как Геннадий Корнилов, Александр Зелинский, следопытов, не прекращающих свой поиск ни на день.

И теперь уже по праву имя Гавриила Корнилова вписано на гранитной плите братской могилы. Ветераны, молодежь пришли почтить минутой молчания их память - героев, еще вчера безымянных, а сегодня, навеки вписанных в фронтовые летописи Великой Отечественной. Среди почетных гостей дань памяти погибшим отдал бывший начальник Генштаба СССР, заместитель председателя координационного совета Совета Федерации по социальным вопросам военнослужащих генерал армии Михаил Моисеев.

Снимки из семейного альбома Корниловых еще довоенной поры, как сообщающиеся сосуды времени человеческих судеб и сердец, навсегда не просто часть истории Отечества, а живая капля ее могучего народа, корни которого не подрубить никому.

Крайний справа - Ворошиловский стрелок, студент Гавриил Корнилов.

Генерал-майор юстиции Геннадий Корнилов с фотографией брата.

 

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 АУ Редакция газеты «Олекма» Хостинг от uCoz Design created by ATHEMES