Главная » 2008 » Май » 30 » Тоннель надежды

Тоннель надежды

2008-05-30 в 12:29 PM просмотров: 593 комментариев: 0

Ученых волнует экологическая безопасность Лены

Надежда ИВАНЦОВА, ЯКУТИЯ.

Неутихающие разговоры и споры по поводу способа укладки магистрального нефтепровода «Восточная Сибирь – Тихий океан» в месте его перехода через Лену объясняются не упрямством якутян, якобы препятствующих строительству и проявляющих таким образом независимость и самостоятельность, а естественной тревогой жителей республики за будущее своего края. Есть из-за чего: Лена – не просто крупная водная артерия со многими притоками.

Жители расположенных в ее бассейне населенных пунктов, включая столицу Якутии, пьют ленскую воду (для некоторых сел она единственный питьевой источник), живительная речная влага – большое подспорье сельскому хозяйству, а рыбой питается половина республики (пока Лена еще фигурирует в документах Росводресурса как рыбохозяйственный водоем высшей категории).

 

Что есть что?

Учеными Института физико-технических проблем Севера СО РАН два месяца назад подготовлен и издан аналитический обзор о строительстве подводных переходов магистральных трубопроводов. Авторы предлагают в соответствии с требованиями СНиПа рядом с основной, уложенной траншейным способом ниткой нефтепровода провести резервную, применив метод тоннелирования. Затем произвести рокировку, обеспечив полную экологическую безопасность переходов через крупные реки.

С обзором ознакомились не только во властных структурах Республики Саха, но и в Администрации Президента Российской Федерации и аппарате Правительства РФ, откуда 16 мая в институт пришло письмо, что «для ответа по существу вопроса» он направлен в Минпромэнерго РФ.

О том, что строящийся нефтепровод «Восточная Сибирь – Тихий океан» протянется по территории Якутии на 1363 км и пересечет 248 больших и малых рек, в республике не знают, наверно, лишь грудные младенцы. Первоначально в декларации о намерениях ОАО АК «Транснефть» заявляла о том, что подводные переходы будут прокладываться тоннельным методом, но впоследствии было принято решение о применении траншейного способа.

— Метод тоннелирования дает магистральной трубе очень высокую степень защиты от внешних факторов, — поясняет один из авторов аналитического обзора о строительстве подводных переходов магистральных трубопроводов, заведующий отделом эксплуатационной прочности сварных конструкций Института физтехпроблем Севера СО РАН, эксперт по промышленной безопасности объектов нефтегазодобычи, доктор технических наук, профессор, заслуженный работник народного хозяйства РС(Я) Александр Аммосов. — Специальный тоннелепроходческий комплекс бурит скважину под дном реки, устанавливая защитный железобетонный кожух из щитков и заполняя в процессе проходки все возможные пустоты, трещины вокруг обделки тоннеля, что предотвращает образование карстовых полостей. В такой тоннельный переход возможно уложить и основную, и резервную нитки нефтепровода при необходимости — с дополнительными коммуникациями. Нормативный срок службы таких защитных футляров не менее ста лет, а изготавливать их сегменты вполне могут на заводах ЖБИ Якутии.

Для траншейного способа дно реки взрывается в нескольких местах, что негативно влияет на ее обитателей, затем земснаряд копает траншею, в которую укладывается труба, сверху она засыпается грунтом и прикрывается деревянной футеровкой (облицовкой).

Преимущество тоннельного способа, как говорится, налицо.

 

Капризы Лены

Лена, переход через которую намечен у села Солянка, чуть ниже Олекминска, река северная, капризная, выбранный участок заторный и сейсмичный, и при траншейной прокладке, на какой бы глубине не положили трубу, верхний слой над ней будет размыт, а труба деформирована. К тому же, Росгидромет дает прогноз об увеличении в ближайшие семь лет заторных наводнений на Лене в два раза. Хотя уже сейчас есть классический пример, когда в районе Жатая дно реки после затора углубилось примерно на 20 м. Эксперты считают, что размыв грунта дна и берега реки в районе перехода в период формирования и разрушения заторов может привести к оголению трубы нефтепровода, в конце концов действием гидродинамического воздействия потока воды и давления заторного льда ее может просто вырвать из траншеи.

— «Транснефть» говорит об увеличении толщины стенки трубы, — комментирует Александр Прокопьевич, — но при этом качество сварных соединений не улучшается: жесткость увеличится, а деформирование в основном перейдет на места сварки. Постепенно возникнет свищ, потом разрыв. Кроме того, в обосновании строительства указывается, что укладка трубы выполняется методом протаскивания, что ускоряет разрушение.

В случае аварии минимальный объем разлива нефти в речную систему до автоматического отключения задвижек за 7 минут при транспортировке нефти в объеме 80 млн тонн в год достигнет 3399,33 тонны. А представители «Транснефти» утверждают, что при аварии на подводном переходе через Лену за это же время разольется всего 400 т нефти. Зря. Эти значения объемов разлива легко рассчитываются.

При возникновении аварийных ситуаций будут полностью загублены и Лена, и ее притоки, восстановление их до нынешнего состояния практически немыслимо, а население подвергнется колоссальному риску.

А при тоннелировании нефть остается внутри защитного кожуха, легко может быть откачена и экологические последствия будут минимизированы.

 

Ну, за рокировку!

И хотя, по словам первого заместителя министра охраны природы РС(Я) Анатолия Добрянцева, и президент Якутии, и Минприроды РС(Я), и многие ученые республики отдают предпочтение тоннельному способу прокладки трубопровода, поменять почти ничего невозможно. Сотрудники российских научных институтов и ОАО «АК «Транснефть» дали отмашку, и траншейный вариант получил положительное заключение Государственной экологической экспертизы.

Впрочем, никто и не собирается требовать остановки строительства.

— По зимнику в Олекминском районе с левого на правый берег перевезено 71 км труб, — говорит Анатолий Добрянцев. — На берегу началась установка дюкеров (подводных переходов), трубы свариваются в нитку по двести метров. Вскоре из Якутска туда отправятся два земснаряда, как только спадет уровень воды, они начнут работать. Строители перехода должны углубиться со дна реки еще на семь метров. Прокладка перехода через Лену запланирована на август. Предварительно в конце июня-июле в Олекминске пройдут общественные слушания.

Проверка технологической стороны, качества работы – полномочия федеральных структур. Мы пытаемся проводить с ними совместные комплексные проверки, но Ростехнадзор по РС(Я) зачастую игнорирует наших инспекторов. Свою часть мониторинга мы ведем. По водным же преградам основные полномочия у Ленского БВУ «Росводресурс».

Мы считаем предложения Александра Аммосова и его коллеги, кандидата технических наук, старшего научного сотрудника отдела эксплуатационной прочности сварных конструкций Института физико-технических проблем Севера СО РАН Зои Корниловой дельными. Как они пишут: «СНиП 2.05.06-85 предписывает прокладку резервной нитки при ширине реки более 75 метров. Строительство выполняется во втором пусковом комплексе». Под этот СНиП подходят наши крупные реки Лена, Нюя, Амга и Алдан. Впоследствии, предлагается траншейный метод сделать резервным, отдав приоритет тоннельному. В связи с этим эксперты Института физтехпроблем Севера СО РАН анализируют аварии и разливы нефтепродуктов на подводных переходах магистральных трубопроводов, основные факторы, приводящие к разрушениям, перспективные методы прокладки трубопроводов, говорят о необходимости проведения исследований по научному сопровождению проектирования и строительства подводных переходов.

 

Будем продавать воду?

— Мы не говорим о том, что трубопровод, построенный траншейным методом, может разрушиться через два-три года, — объясняет Александр Прокопьевич. – Речь о том, что, вероятно, это произойдет лет эдак через двадцать и более. Я сейчас пожилой человек и, возможно, к тому времени попаду в мир иной, но неужели молодому поколению, нашим детям, внукам суждено пить испорченную воду? По данным ООН, у шестидесяти процентов населения Земли уже сегодня нет доступа к чистой питьевой воде. Скоро мы будем ее продавать, если не отравим реки.

Траншейный способ на таких больших водных переходах, как Лена, практически себя исчерпал. Очень сложный процесс прокладки, значительная глубина траншеи и при том, что даже если все предусмотрено в проекте, сделать все, как полагается, будет невозможно. Это я говорю как специалист, знающий условия региона.

Если нефть выльется в Лену, примерно сорок ее процентов останется в донных отложениях и будет постоянным источником загрязнения. Остальная часть распространится по всей длине реки до Северного Ледовитого океана и дальше, еще и прилегающие берега будут затронуты.

Специалисты «Транснефти» говорят, что используют очень большой арсенал защитных средств – боновых заграждений, автоматических систем. Вдруг они откажут?

В поселке Тырель Иркутской области разлилось 32,4 тысячи тонн нефти. Уже двенадцать лет туда возят питьевую воду.

А представляете, если разлив произойдет зимой при толщине льда полтора-два метра да еще с торосами? Никакие боновые заграждения не помогут! В этом случае они должны опускаться на глубину не менее двух с половиной-трех метров, о ширине реки я уже не говорю.

Пример – река Белая в Башкортостане, у которой ширина всего-навсего 400 м, а толщина льда всего 15-20 см и где 27 декабря 1995 года прорвало нефтепровод. Почти вся нефть разлилась подо льдом. Для очистки реки ниже нефтепровода по течению реки, перпендикулярно руслу они подготовили огромную майну, через которую вытаскивали часть нефти и всю зиму сжигали на «факел». Вторая половина – легкие, растворимые и тяжелые фракции – ушла в реку. После этой аварии нефтепровод через Белую проложили тоннелированием. Неужели Якутию ждет такая же участь?

Мы считаем, что хотя бы на крупных водотоках Якутии нужно использовать современные бестраншейные методы строительства подводных переходов: тоннелирование, продавливание, горизонтально-направленное или наклонно-направленное бурение, микротоннелирование. Все эти методы нами проанализированы и у них есть определенное преимущество в плане строительства, даже в плане сокращения сроков строительства, обеспечения экологической безопасности.

Главное, чтобы заинтересованные в этом министерства и ведомства, Администрация Президента и Правительства Якутии, Ил Тумэн рассматривали вопрос по существу, не опираясь лишь на представленные противоположной стороной факты.
 
Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 АУ Редакция газеты «Олекма» Хостинг от uCoz Design created by ATHEMES