Главная » 2008 » Июнь » 20 » Якутяне на Аляске

Якутяне на Аляске

2008-06-20 в 10:51 AM просмотров: 542 комментариев: 0

Из дальних странствий возвратясь

Ю.Л.Васильев.    

Берроу

Из Нуиксита мы полетели в самую северную точку Аляски – Берроу. Уже не поселок – город: много офисов, есть двухэтажные дома. Жители - в основном китобои, нефтяники, моряки. У нас была та же цель – ознакомиться с бытом, посмотреть на взаимоотношения добывающих компаний с местным населением, на охрану дикой природы, использование доходов от добычи ископаемых.

Нас поселили в частном домике. На следующий день мы посетили огромный научный центр по охране дикой природы, по изучению влияния всех антропогенных воздействий на окружающую среду и сообщество людей. Существует центр за счет грантов нефтяных компаний. В нем много ученых, каждый работает по своему направлению – социальному, экологическому. Общался с ними практически без переводчика, потому что в речи использовали много общепринятых терминов. К примеру, разговорился с исследователем орнитофауны. В его книгах, проспектах - латинские названия, я у него спрашиваю, он у меня – какие виды птиц встречаются.

Когда организовали обмен мнениями за круглым столом, я пришел к выводу, что в нашей науке больше плюсов. Замечательные условия и обеспечение, достойная зарплата – все у них есть. Работают по контрактам с нефтяной компанией. Причем тему для научной работы выбирает совет племени, передает ее нефтяникам, те оплачивают предстоящие исследования, заключают с учеными договор. Так общество делает заказ науке. Например, в течение 5 лет сотрудник центра должен дать ответ, как влияет та или иная деятельность, тот или иной производственный объект на природу. Ученый разрабатывает рекомендации, способы решения проблемы, и проблемы решаются. Так, ученые пришли к выводу, что Трансаляскинский трубопровод нарушил пути весенней и осенней миграции диких оленей. Чтобы животные могли по-прежнему беспрепятственно мигрировать, как делали тысячи лет до этого, по мнению ученых, трубу нужно было поднять еще на 1 метр. Что и было сделано без разговоров: на протяжении 500 км трубопровод был поднят. Кстати, в основном трубы уложены наземным способом, под землей – лишь отдельные участки.

По заказу федерального правительства там тоже ведутся фундаментальные исследования, но они меньше связаны с местными проблемами.

Оказалось, что работая каждый над своей темой, исследователи не имеют масштабного экосистемного подхода к общей проблеме: каждый «роет» в своем направлении, а общего кругозора нет. Например, если изучает, как влияют разливы нефти или движение танкеров на пути миграции китов, то уже не скажет, как эти же факторы сказываются на птичьих базарах. В этом я вижу минусы американской экологической науки по сравнению с российской, якутской. К примеру, заведующий кафедрой лесоводства, «главный дендролог» Якутии Александр Петрович Исаев изучает проблему влияния проектируемых каскадов ГЭС на существование аянской ели, тоже узкий аспект, но одновременно он изучает это влияние на всю растительность.

Жители Берроу – китобои, самое почетное звание у них – капитан бота, на котором ведется добыча китов. Мы были в гостях у бывшего мэра города, капитана – у него двухэтажный домик. Очень интересно общались, подержали в руках гарпуны, посидели в лодках, даже нас приглашали на охоту, которая вот-вот должна была открыться. Посмотрели, как сложились отношения китобоев и ученых, узнали интересные подробности.

Оказалось, местное население, культура которого основана на охоте на китов, тысячи лет этим занимались, и сейчас стараются поддерживать промысел, хотя могут и покупать это мясо. Но на лодках, построенных древним способом, с древним своим оружием продолжают добывать китов.

Одно время у них возникли большие трения с экологами, которые пришли к выводу, что поголовье китов стремительно уменьшается. И международные экологические организации на добычу одних видов ввели полный запрет, на другие – резко ограничили. Местное население было этим очень недовольно, потому что добывали китов только для личных нужд, не на продажу: мясо делится на все племя.

В течение двух лет аборигены Аляски боролись за свое право на традиционную охоту. И китобои доказали ученым, что те неправильно вели подсчет животных - по-моему, по фонтанам. Дело в том, что самки с новорожденными китами не ныряют, плавают на поверхности, поэтому фонтан не виден. Получалось, что на учет брали только старых самцов, а не реальное поголовье. Когда этот вопрос, наконец, был выяснен, международные организации по китам ввели для местного населения квоту на добычу китов, которая соответствует действительности, сейчас претензий таких нет.

У местного населения остается много вопросов по взаимоотношениям с международными экологическими организациями.  

Наша делегация заслужила благодарность от американской стороны, которая организовала нашу поездку, за то, что мы легко нашли общий язык с местным населением. Очень понравились им наши эвенки в национальных костюмах, с сувенирами традиционного быта своего народа, с игрой на хомусе: Юрий Юхновец так играл, что все заслушивались. А Иван Михайлович, вообще, очаровал детей в школах, когда рассказывал им, как живут эвенки в Якутии.

Фейербенкс

Из Берроу, пробыв там один день, мы вылетели в центр Аляски - город Фейербенкс, который получил развитие, когда нашли золото, и во время войны – там военная база. Из этого города осуществлялся перелет самолетов в годы войны в Россию. Когда я показал им фотографию макета самолета «аэрокобры» в нашем авиапорту, они были просто в восторге, показали свои фотографии военных времен, рассказали про своих летчиков – еще живы старики, которые помнят это, родственники участников тех перегонов. Общий язык нашли легко.

В Фейербенксе мы посетили музей Севера: там можно увидеть экспонаты древней истории племен, населявших и ныне живущих на Аляске, водном мире, взаимоотношениях и культуре.

Там же мы участвовали в ежегодном съезде племен Аляски. Наша делегация выступила с небольшой презентацией: Екатерина Матвеевна рассказала о Якутии вообще, Иван Михайлович - о том, кто такие эвенки, Юрий Викторович – о своем поселке, я – об Олекминске (как мы живем, какие у нас проблемы, как мы их решаем). Нас с большим интересом слушали, благодарили, аплодировали.

Любопытно было наблюдать, как аборигены Аляски общаются между собой. Они - очень живые и открытые люди, на лицах можно прочесть их мысли. На съезд собираются, чтобы обсудить свои общие проблемы – экологические, этнические, культурные, обменяться опытом, а также, чтобы потанцевать и попеть, показать свои изделия на ярмарке в аляскинском колорите. Было очень интересно.

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 АУ Редакция газеты «Олекма» Хостинг от uCoz Design created by ATHEMES