Главная » 2008 » Июль » 29 » Сеть, в которую люди попасться горазды

Сеть, в которую люди попасться горазды

2008-07-29 в 3:19 PM просмотров: 599 комментариев: 0

Евгений РОСТОВЦЕВ, ЯКУТИЯ.

Во многих олекминских селах с некоторых пор стало весьма просто отыскать молокоприемный пункт. Среди деревенских домов он, что называется, бросается в глаза, выделяясь особо ярким внешним видом. Опрятный, с однотипной раскраской стен и крыши, вокруг аккуратная изгородь. Внутри него — цветы. Все это появилось после того, как в крупном сельскохозяйственном районе за аграрное дело взялась горнодобывающая компания «Алмазы Анабара». Такие приемные пункты принадлежат ее филиалу.  

Дважды в день хозяева подворий, фермеры дружно доставляют на них молоко от своих коров. Порой возникают даже очереди желающих продать его. Причем, что характерно, здесь многое по-прежнему зиждется на доверии. Люди расстаются с продукцией, по существу, под честное слово приемщицы. Та просто делает отметки в специальном журнале, на руки клиенту не выдается никаких бумаг. Зато потом в назначенное время он получает кровно заработанные деньги.

Выше качество — больше рублей

Разумеется, иной раз возникают трения. Чаще всего так случается, если доставленное молоко не отвечает допустимому минимуму качества. В этом отношении при коммунистах мясомолпромовским приемщикам было гораздо комфортнее. Они имели дело с продукцией совхозных ферм, которая формально являлась коллективной собственностью, а фактически, можно сказать, бесхозной. Во всяком случае, никому не приходило в голову особо рьяно отводить от нее подозрения в непригодности. Не свое же добро.

Теперь же возвращать, скажем, прокисшее молоко надо его хозяевам, то есть, хорошо знакомым односельчанам, теряющим деньги в таком случае. Тем не менее поблажки недопустимы. Чересчур либеральный приемщик рискует нарваться на личные неприятности при переработке бракованного сырья. А претензии к качеству возникают всякие. Например, в жару увеличивается доля молока от коров, заболевших маститом. За этим приемщики следят особо. Потому что в таком случае оно вообще непригодно для переработки.

Еще бывает, что корова объестся полыни или черемши. Тогда молоко становится настолько горьким, что нечего и думать делать из него какую-либо продукцию. Однажды пришлось даже закрыть приемный пункт в селе Улахан-Мунку, многие луга вокруг которого заросли полынью. Хозяева, понятно, не стеснялись возмущаться, лишившись зачастую единственной возможности зарабатывать деньги. Однако, в конце концов, люди смирились с неизбежным, позаботились, чтобы коровы-кормилицы не ступали на пастбища с нехорошей травой.

Первый на олекминской земле типовой приемный пункт от «Алмазов Анабара» появился во Втором Нерюктяе. Здесь установили современное оборудование, позволяющее надолго предотвратить порчу молока. В летние дни его поступает сюда по три с лишним тонны. Здесь же оно сепарируется, превращается в сливочное масло. На пункте работают четыре человека во главе с мастером Марией Терентьевой. Они обслуживают более ста подворий, фермерских хозяйств, выполняют значительный объем работы.

В прошлом году на пункт поступило 455 тонн молока, столько же запланировано собрать и в нынешнем. Коллектив мог бы добиться и более высоких показателей, да стреноживает пресловутая квота на заготовку с доплатой из казны. Этот лимит обычно исчерпывается уже к ноябрю, после чего приемщик, бывает, берет молоко, но уже на условиях, менее выгодных и филиалу алмазной компании, и самим сдатчикам. В прошлом году, например, они согласились отдавать надои по девять рублей за килограмм. Это вместо 20 рублей, причитавшихся владельцам коров при заготовках в пределах лимита.

Как бы то ни было, сотрудничать с аграрным филиалом ОАО «Алмазы Анабара» селянам весьма выгодно. Это даже вопреки тому, что они поставляют продукт своего труда на гораздо менее выгодных условиях, чем, скажем, ООО «Агрофирма «Олекминская», действующему как подразделение горнодобывающего предприятия. Молоко, сдаваемое частниками, признается заведомо менее качественным, чем поставляемое сельхозколлективом.

Считается, что те способны давать только второсортную продукцию, за килограмм которой филиал платит от себя лишь по два с половиной рубля. Агрофирме же перепадает по шесть рублей на том основании, что ее молоко, мол, первосортное. Обосновывается дискриминация тем, что на колхозных фермах производство полностью механизировано, в частности, действует электродойка.

Насколько в такой ситуации торжествует справедливость, трудно сказать. По крайней мере, заглянув в лабораторию пищекомплекса, я обратил внимание на то, что, если судить по марлевым фильтрам, через которые пропускают молоко, чтобы выявить степень его засоренности, оно оказалось в тот день хуже как раз у агрофирмы. Впрочем, мне сказали, что в таком случае и ей снизят оценку качества, признают ее продукцию второсортной, соответственно меньше заплатят.

С созданием сети молокоприемных пунктов все больше деревенского народу держит дойных коров, благодаря чему можно заработать неплохие деньги. Тогда как сельхозпредприятия повсеместно в республике огорчают своих работников неприлично мизерной зарплатой, клиенты приемного пункта во Втором Нерюктяе получают по 20—50 тысяч рублей в летние месяцы. Зимой заработки, понятно, скромнее — 10—20 тысяч. А один крестьянин (в наслеге значатся около 20 фермерских хозяйств) сдал в июне молока на 60 тысяч рублей! Получается, что в современной деревне вполне можно обойтись без коллективного сельхозтруда?

Уже то, что в очереди на приемном пункте преобладают добродушно настроенные люди, показательно. Они охотно рассказывают о том, чем богаты. Скажем, бодрый мужчина в расцвете сил, пожелавший остаться инкогнито, поведал, что его семья держит аж 10 коров. У другого собеседника — скромного пенсионера в возрасте хватает сил, чтобы выращивать только четырех коров. Тем не менее пожилой человек ежедневно привозит на приемный пункт по 30 килограммов молока. Пользуется для этого мотоциклом. Личное подсобное хозяйство ведут вдвоем с женой. У них уже 12 внуков. На жизнь не жалуется.

Растут молочные доходы

Руководство аграрного филиала ОАО «Алмазы Анабара» считает организацию дела на приемном пункте во Втором Нерюктяе чуть ли не образцовой. Между прочим, здесь помимо успешного сбора молока преуспевают в реализации конечной продукции пищекомбината. Люди охотно берут кефир, йогурт, прочие молочные продукты на причитающиеся от заготовителя деньги. А уж когда наступает день выдачи субсидий, около пункта тут как тут располагаются местные коммерсанты, которые разворачивают красочный рынок с разнообразным товаром. Значит, деревенские жители платежеспособны.

Но самых больших заработков среди улусных сдатчиков молока добиваются не во Втором Нерюктяе, а в более компактном селе Кяччи. Здесь в июне клиенты молочного пункта получили в среднем по 22 тысячи рублей дохода каждый. Понятно, разным людям достались разные суммы. Кое-кто за первый летний месяц продал продукции на 50 тысяч рублей.

В целом же за прошлый год больше всех молока сдала Татьяна Корнилова — 16 тонн. В совхозном прошлом она занималась умственным трудом, служила кассиром. Теперь ее обошла бывшая доярка Юлия Кузьмина, заключившая договор на поставку 20 тонн молока. Т.Корнилова подрядилась продать только 11 тонн. Ее семья решила несколько умерить трудовой пыл, сократила свое дойное стадо.

Меньше всего проявляют трудовой энтузиазм владельцы скота на центральной усадьбе агрофирмы — в селе Юнкюр и жители Солянки. В первом случае сказывается близость города, куда многие ездят на работу. А вот в Солянке мешают другие обстоятельства. Здешним людям до недавнего времени не было резона заводить много мычащей сельхозживности, потому что ее продукцию некуда было девать. Приемный пункт в Солянке работает только три летних месяца. Он ютится в убогом домишке.

Неудивительно, что местный люд желал, чтобы «Алмазы Анабара» обращали на него больше внимания. Как знать, возможно, в скором будущем в Солянке произойдет то, что случилось, к примеру, в Улахан-Мунку. Как вспоминает начальник аграрного филиала Николай Колодезников, там тоже не очень-то тяготели к молочному делу, одно время заготавливали за год всего-навсего 25 тонн молока. Это, кстати, втрое меньше, чем сдают сейчас в Солянке. Но стоило Олекминскому пищекомбинату открыть в Улахан-Мунку типовой приемный пункт, как ситуация преобразилась. Теперь оттуда поступает на переработку уже 120 тонн молока.

В Солянке, похоже, грядут перемены. Нынешним летом в селе начали строить и построят типовой молокоприемный пункт. Разумеется, от квот на заготовку никуда не денешься, но можно надеяться, что и отсюда будет больше молока поступать на переработку. Раз так, прибавится дойных коров на здешних подворьях. Благо вокруг села хватает плодородных земель…

С расширением сети молокоприемных пунктов в Олекминском районе изменяется психология его деревенских жителей. Они видят продукты своего труда на собственном столе. По этому поводу новый глава улусной администрации Семен Федулов привел слова бывшего совхозного директора. Так вот, пожилой человек, который, казалось бы, должен нахваливать организацию дела, которому служил многие годы, высказался куда как однозначно:

— Прежде у нас производилось во много раз больше молока, однако потребляли его мы, сельские жители, меньше, чем сейчас. Ради чего тогда трудились?

Таково мнение совхозного руководителя. Ему довелось работать в других условиях, когда об аграрном бизнесе не могло быть и речи.
Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 АУ Редакция газеты «Олекма» Хостинг от uCoz Design created by ATHEMES