Главная » 2015 » Июль » 31 » Инструктор Николай Ревякин: "Рад, что удалось оказать помощь Якутии"

Инструктор Николай Ревякин: "Рад, что удалось оказать помощь Якутии"

2015-07-31 в 10:11 AM просмотров: 868 комментариев: 0 Новости Олекмы

Николай Ревякин, - инструктор парашютно-пожарной группы московской десантно-пожарной группировки ФБУ "Авиалесоохрана", недавно прилетел в город Олекминск после участия в тушении двух сложных пожаров в регионе, разгоревшихся на реке Лена и на одном из притоков Толбачаана.

 

- Николай Семенович, отличаются ли пожары, с которыми вам сейчас пришлось иметь дело, от тех, которые вы тушили раньше?

- Ни один пожар не похож на другой. Пожары в Олекминском районе, где мы работали - очень сложные. Местность своеобразная - каменистые сопки, практически, нет воды. Приходилось вручную прокладывать большое количество минерализованных полос. На сопках нет места для посадочных площадок, поэтому группы были вынуждены высаживать достаточно далеко от пожара, каждый день требовалось добираться до места работы, проходя от 5 до 8 километров.

- Проявил ли себя на этих пожарах особенно хорошо кто-то из ваших подчиненных?

- Хочется отметить работу десантника-пожарного Вячеслава Мизева. Но, вообще, все очень хорошо себя проявили, я бы при возможности отметил каждого из них. В моей команде работают ребята из Пермского края - из Коми-Пермяцкого округа. Это опытные, дисциплинированные люди, которые профессионально относятся к своему делу. Никто из них ни разу не пожаловался на усталость, хотя физически им пришлось тяжелее, чем обычно. Но не нужно думать, что все потушила моя команда - здесь работало около 200 человек, и все остальные сделали не меньше, чем мы.

- Николай Семенович, как вы пришли работать в «Авиалесоохрану»?

- Я родом из республики Коми, живу в поселке Усогорск Удорского района. Это те самые места, о которых Пришвин написал свою "Корабельную чащу". Прежде там была большая советско-болгарская программа, лес добывали совместно. Отец работал в леспромхозе, он рано умер, но все равно вся моя жизнь была связана с лесом, вся родня - охотники и рыбаки. Дедовский дом был на реке Мезень, там не было ни одной фабрики - ловили рыбу, косили сено. До армии год проработал водителем в военкомате, и после армии еще год с лишним шоферил. Работа мне нравилась, но я мечтал о другом. Идея стать парашютистом появилась у меня в детстве. В 1972 году я отдыхал в пионерлагере "Орленок", тогда в рамках празднования 50-летия пионерской организации сборная СССР по парашютному спорту прыгала на стадион. Тогда же, в "Орленке", я попробовал прыгать с вышки.

Свой первый прыжок на парашюте "Д-5" я сделал в 19 лет в ДОСААФе, до сих пор помню - температура была -42 градуса. Было это 24 января 1979 года. Мне очень понравилось прыгать. И я, и все мои друзья были под большим впечатлением от фильма "В зоне особого внимания", все хотели стать парашютистами.

В нашем селе было Косланское отделение Сыктывкарской авиабазы, и я попросился туда на работу. Меня сразу же взяли парашютистом. И проработал там с 1982 года 30 лет. Александр Павлович Арсенов был Главным парашютистом Сыктывкарской авиабазы, он профессионал своего дела и многому научил всех, с кем мне доводилось там работать.

Первый сезон работы мне очень понравился. У нас хорошие сосновые леса - беломошник, почва песчаная, суглинистая. Пожары у нас в основном грозовые. Был старшим парашютистом-пожарным, потом выучился на инструктора. Тогда с каждым инструктором надо было поработать год как минимум, перенимая его опыт, потом уже тебя посылали учиться. Работал по всей России - от Москвы до Магадана.

- Приходилось ли совершать прыжки на пожары в сложных условиях?

- Сложные условия мне как раз нравятся. На поле или на болото неинтересно прыгать - нравятся горы и ограниченные площадки. Интереснее всего прыгать в гористой местности: постоянно упираешься в какую-то сопку или в гору, разворачиваешься - там гора стоит, ты уходишь влево...

- Приходилось ли вам прежде бывать в Якутии?

- Я здесь в шестой или в седьмой раз, еще в советское время мы работали преимущественно в южных районах - Олекминский, Мирнинский, в прошлом году были на Вилюе. Мне нравится Якутия - здесь своеобразная и очень красивая природа, горные реки, сопки, покрытые лесом... Кстати, ровно 30 лет мы тушили пожары здесь - в Олекминском районе. Мы здесь отработали месяц, очень много тогда тушили пожаров. Должен отметить, что в Олекминском отделении здесь работали и работают профессионалы высокого класса - как инструктора команд, так и летчики-наблюдатели. Я рад, что удалось оказать помощь Якутии и готов при необходимости вылетать на новые пожары.

- Наверное, очень любите свою работу?

- Конечно. Привыкаешь и уже без этого не можешь. Только наступает весна – то и дело думаешь, скорее бы прыжки, скорее бы снова на пожары... Я и не представляю, как мужчины работают в офисах или магазины охраняют...

- Сколько вам лет?

- Мне 55 лет, я самый старый в московской десантно-пожарной группе. Был еще Василий Гичун, он недавно ушел, но он в Сыктывкарской базе работал. Уже два пенсионных срока я здесь выработал, получается...

- За годы работы появились какие-то свои собственные наработки, методы тушения?

- Каждый пожар нужно тушить по-разному. Они никогда не повторяются - в разных местностях, при разной погоде, чтобы задача была выполнена, нужно каждый раз найти оптимальный метод.

- Были ли пожары, которые запомнились больше других?

- Тушение каждого пожара по-своему интересно. Запомнились прошлогодние тывинские пожары - каждое утро приходилось подниматься в горы на высоту не менее 500 метров. В 1988 году в Усть-Цильме в республике Коми было очень много пожаров, за 12 дней нами было выполнено 10 прыжков на 11 пожаров. Мы тогда ни одну ночь толком не спали: в 11 утра тебя вывозят с пожара, едва уложишь парашюты - и снова на пожар, и снова прыгаешь. Но человек так устроен, что выдерживает все...

В 1986 году в Иркутской области пошли на кромку, было это в девять утра. Пожар только что "стоял" вблизи профиля, - и вдруг по елкам будто искра пробежалась, как белочка. Поднялась эта искорка, опустилась, и через профиль огонь перекинулся на другую сторону. И пошел по лесу гулять верховой пожар, через пять минут он уже километров десять прошел... Нам пришлось убегать километра два, чтобы выйти на открытую площадку. От пожара никогда нельзя убегать сломя голову, надо решение принимать, что делать. Сразу надо оговаривать зоны безопасности - водоем, горельник, и заранее определять пути отхода.

Я много чего видел: в 1983 году самолет, в котором я летел, упал. Мы-то прыгнули, самолет приземлился на лесную дорогу, но от него мало что осталось, хорошо, что экипаж остался цел.

- А с медведями в лесу приходилось встречаться?

- Только в Магадане, их там много. Помню к морю каждый вечер три медведя приходили - большой черный и два бурых. Встречаются в определенное время и часа два сидят, на море смотрят - будто разговаривают. Посидят и разойдутся по своим "домам". Так-то обычно летом, когда мы в лесу работаем, медведи сытые ходят, они где-то рядом, но ты их не видишь.

- Есть ли у вас дети и пошли ли они по вашим стопам?

- Мой сын здесь работает, он парашютист в команде Лодыгина. Он, как и я, с детства мечтал работать в Авиалесоохране. Если внуки будут - надеюсь, и они сюда же придут.

 

Анна Баскакова, пресс-служба ФБУ "Авиалесоохрана".

Фото автора.

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 АУ Редакция газеты «Олекма» Хостинг от uCoz Design created by ATHEMES