Главная » 2017 » Ноябрь » 17 » Наука манит неизвестностью

Наука манит неизвестностью

2017-11-17 в 9:32 AM просмотров: 66 комментариев: 0 Общество

Нашему земляку, члену-корреспонденту Российской Академии наук, доктору физико-математических наук, главному научному сотруднику Института космофизических исследований и аэрономии им.Ю.Г.Шафера Гермогену Филипповичу Крымскому 18 ноября исполняется 80 лет. Накануне этой юбилейной даты редакция обратилась к нему за интервью. Несмотря на большую занятость, ученый с мировым именем любезно согласился побеседовать с корреспондентом районной газеты. Гермоген Филиппович оказался очень приятным собеседником, тепло и с любовью вспоминал свою малую родину и олекминчан.

- Гермоген Филиппович, Вы много лет занимаетесь изучением космических лучей, их происхождением, влиянием на Землю и т.д. А что конкретно дает наука людям?
- Я занимаюсь фундаментальной наукой, не только космическими лучами, но и другими направлениями. Если спросит практик, что конкретного дает наука, ответ один: ничего. Но на самом деле все достижения цивилизации, к примеру, современные гаджеты, айфоны и т.д., появились благодаря фундаментальным исследованиям. 
Фундаментальная наука дает неожиданности. Никогда не знаешь, куда могут привести твои исследования, что из этого получится. Вполне может оказаться, что практической пользы не получим, зато может произойти революция, которая кардинально изменит нашу жизнь. Как происходит с телевидением, мобильными телефонами и т.д.  
Фундаментальная наука также важна тем, что она представляет собой элемент культуры. Есть произведения искусства и есть достижения науки, они одинаково важны для всего человечества. Человек познает, как устроен мир, как устроена вселенная, какие изменения происходят в нашем ближнем окружении, на территории республики, или дальнем, на околоземном космическом пространстве, или более дальних рубежах.
Когда люди занимаются, как некоторые называют, «бесполезными» науками, они оттачивают свое мастерство. То есть, решая фундаментальные задачи, мы создаем какие-то инструменты для этого исследования. Это могут быть приборы, с помощью которых можно изу-чать что-то, или определенные методы вычисления и т.д. Кстати, вычислительные машины изобрели физики, чтобы решить какую-то проблему. Проблема была одна, а вычислительные машины теперь стали неотъемлемой частью нашей жизни. Так часто бывает в фундаментальной науке: создаешь аппаратуру для одних целей, а она потом начинает применяться в других областях. Таким образом «бесполезная» наука все время соприкасается с практикой и влияет на нее.
Кроме того, мы обучаем студентов. Они, решая поставленные перед ними научные задачи, обогащают свои знания. Физические законы вообще лучше познаются, когда с их помощью решаются конкретные задачи; так гораздо понятнее. 
- А что может дать нам изучение космических лучей?
- Не так давно выяснилось, что они влияют на погоду в масштабе всей нашей планеты. Солнечная деятельность влияет на межпланетное пространство, и там возникают такие условия, когда космических лучей становится меньше. Солнечный ветер удаляет их, и тогда погода теплеет и наоборот. Когда их становилось больше, в ближайшей исторической ретроспективе возникали даже малые ледниковые периоды. Лет 200-300 назад случались кратковременные ледниковые периоды, когда были холодные зимы, замерзали моря. Ученые выяснили, что это было связано с большим количеством космических лучей.
- Тогда закономерен вопрос: от чего их становится больше или меньше?
- Солнце испускает ветер, который препятствует проникновению космических лучей из галактики. Но когда он ослабевает, а солнечный ветер ослабевает каждые 11 лет, космических лучей становится больше. Раз в 100-200 лет ветер прекращается совсем, примерно лет на 10-20, тогда количество космических лучей увеличивается и наступает похолодание. Вот это та неожиданность, которую принесла фундаментальная наука.
- Сколько лет Вы занимаетесь наукой?
- В 1959 году после окончания Якутского госуниверситета я поступил на работу в Лабораторию физических проблем Якутского филиала СО АН СССР, на базе которой в 1962 году был создан ИКФИА. Лабораторию тогда возглавлял Ю.Г.Шафер, имя которого сейчас носит наш институт. 
Я сначала увлекся одним направлением, потом – другим, и постепенно вышел на те проблемы, которые были важны для Лаборатории. Наука манит неизвестностью. В результате оказалось, что мне, действительно, удалось найти решение некоторых проблем, сделать открытия в своей области. 
- Как юноша из небольшого провинциального городка, из обычной семьи, окончивший обычную, не специализированную школу мог так увлечься наукой? Были какие-то предпосылки для этого или увлеченные люди?
- Я действительно из обычной рабочей семьи, мы жили в Олекминске по улице Новочихина. Из близких родственников на родине у меня есть двоюродный брат Леонид Крымский, он работает в заповеднике. Большое влияние на мою судьбу оказал Чеслав Чеславович Будревич, сын ссыльных литовцев. Его мать Ядвига Флориановна преподавала нам немецкий язык. Чеслав после окончания средней школы № 1 учился в вузе г.Якутска, а потом вернулся обратно уже в качестве учителя физики. Он был старше учеников всего на 6 лет, но сумел передать нам свою увлеченность предметом. С ним физика стала интереснее и понятнее. Он вообще был разносторонне творческим человеком: организовал хор, создал команду баскетболистов. В годы студенчества входил в состав хора Якутского радио. 
В тот период на математическом отделении учился мой друг Юрий Половинкин, мы с ним были одноклассниками, вместе ходили на кружок физики. Он до последних дней жизни преподавал в университете. Другой мой одноклассник Матвей Вольпе после школы поехал в Иркутск учиться на инженера. Мы с ним были неразлучными друзьями, но судьба развела нас. Впоследствии он работал на знаменитом танковом заводе в Барнауле и возглавлял бюро испытаний моторов, которые устанавливали на танках и торпедных катерах. Вот какие люди вышли из нашей маленькой школы. Вольпе тоже был из семьи ссыльных. Все-таки хорошо, что их ссылали к нам в Якутию, ведь они были передовыми людьми своего времени. 
- Столько лет прошло, а Вы так хорошо помните одноклассников.
- Лидером класса был Александр Клер, он единственный, кто проучился в одном классе все 10 лет. Я присоединился к нему во 2 классе, остальные приходили-уходили, поэтому всех вспомнить довольно сложно. Шурка был настоящим лидером, всегда выступал за справедливость. Он после учебы вернулся в Олекминск и работал в леспромхозе. Я даже однажды был у него в гостях, а он у меня. Курсом выше нас учился Анатолий Пантюхин, он потом преподавал физику в школе. Наших одноклассников было много в Якутске, мы раньше часто встречались. Кстати, я со своей женой Эммой Михайловной тоже учился в одном классе, поженились студентами и с тех пор вместе. Вся моя жизнь строится вокруг науки, друзья все из науки и увлечения тоже связаны с ней.
-  Российская наука впереди планеты всей…
- К сожалению, сейчас наука в нашем государстве переживает не лучшие времена. Власть имущие считают, если она ничего конкретного не выдает, значит бесполезна и ее не стоит финансировать. В итоге страдает вся Академия наук и наш институт в особенности, ведь он точно ничего не производит. В других странах к науке более уважительное отношение, выделяются огромные средства на телескопы, на коллайдеры - ускорители элементарных частиц, на то, чтобы ученые могли произвести какие-либо исследования, на первый взгляд кажущиеся бесполезными. 
- Молодежь идет в науку?
- Было время, когда молодежь уходила из науки. Но вот уже лет десять эти процессы приостановились, у молодежи появился интерес к научным исследованиям, создан и работает совет молодых ученых. Есть люди, которые уже не гонятся за большой зарплатой, ими движет желание постичь законы физики, узнать новое, получить какой-то результат. Но надо заметить, что уровень подготовки студентов с каждым годом падает. В то же время, если молодой человек увлечется наукой, он довольно быстро восполняет пробелы и идет вперед. 
Я рад, что в моем родном городе есть учреждение дополнительного образования, где детям прививают интерес к науке. Во главе ЦТР и ГОШ стоят энергичные и инициативные люди, научные сотрудники заповедника «Олекминский» Ольга Юрьевна и Юрий Филиппович Рожковы. Благодаря их усилиям, в районе появился координационный центр, где дети занимаются исследовательской деятельностью, участвуют в конференциях «Шаг в будущее». Это очень важно.
- Как Вы относитесь к ЕГЭ?
- Я считаю, что ЕГЭ, так называемая угадайка, была ошибкой, но ее постепенно исправляют. Вводятся творческие экзамены, сочинения, есть надежда, что со временем все изменится. 
Честно скажу, я не ожидал от нового министра образования Васильевой, что в школьные программы вернется астрономия. Огромная благодарность ей за это. 
- Чем занимаетесь в свободное время? Что любите читать? Какую музыку слушаете?
- Я постоянно живу на даче, которую когда-то построил своими руками. Сейчас я, конечно, этим не занимаюсь, но раньше мне нравилось работать руками. Люблю читать произведения Сергея Довлатова, слушать бардовские песни. 
С женой Эммой Михайловной живем в счастливом браке 60 лет. Она раньше преподавала русский язык и литературу, сейчас на пенсии, староста подъезда. У нас две дочери: старшая – врач, младшая работает в торговой фирме «Туйара». Обе замужем, есть дети, внуки. 
- Что бы Вы хотели пожелать землякам?
- Я был в Олекминске в 2010 году, узнал, что у района появились перспективы для развития. Желаю моим землякам найти именно те направления, которые дадут отдачу не только в материальном плане, но и позволят ощутить себя частью большой страны. 

Д.ТИМОФЕЕВА.
Фото из архива ИКФИА.

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 АУ Редакция газеты «Олекма» Хостинг от uCoz Design created by ATHEMES