Главная » 2020 » Январь » 28 » Непризнанный герой

Непризнанный герой

2020-01-28 в 11:00 AM просмотров: 57 комментариев: 0 Общество

Сегодня мы вспоминаем ветеранов, выживших в жестокой войне и вернувшихся победителями на родину, тех, кто не смог ужиться в мирной жизни. Обостренное чувство несправедливости и равнодушие со стороны властей ломали судьбы фронтовиков. Одним из таких героев войны был Михаил Тимофеевич Алексеев.
Родился он в 1922 году в крестьянской семье в селе Абага. С детства познал нелегкую жизнь, помогал родителям и рос смышленым, настырным, как все мальчишки довоенного времени, играл в войну со сверстниками, не раз приходя с синяками и рваной рубахой, за что получал нагоняй от отца и матери.
По достижении 18 летнего возраста призван в ряды Красной Армии и проходил подготовку в запасном полку. Боевой путь нашего земляка можно проследить по воспоминаниям однополчан и мемуарам командира дивизии генерал-майора Шафаренко Павла Менделеевича. Боевое крещение молодой боец принял в составе 66-го гвардейского стрелкового полка 23-й гвардейской стрелковой дивизии 1-й ударной армии, освобождавшего г. Старая Русса. В ходе Старорусской операции не раз отличался боевой расчет Алексеева, артиллерийским огнем подавляя вражеские дзоты, срывая танковые атаки.
В 1944 году 1-я ударная армия перешла в подчинение командующему Волховским фронтом, и дивизия Алексеева участвовала в составляющей части Ленинградско-Новгородской стратегической операции Холмско-Новоржевской операции. 24 февраля 1944 года была освобождена узловая станция Дно, за что дивизия Алексеева получила наименование «Дновской». Продолжая наступление на территории Псковской области, через неделю был освобожден поселок Новоржев, и полк Алексеева вышел на реку Великая. Здесь дивизия снова включена в состав 2-го Прибалтийского фронта и до лета 1944 года держала оборону на рубеже этой реки.
Перед началом Псковско-Островской операции 1-ю ударную армию передали в состав 3-го Прибалтийского фронта. Необходимо было прорвать глубокоэшелонированную оборону противника на рубеже реки Великая.
16 июля 1944 г. полк Алексеева участвовал в тяжелых боях за села Стехнова Горушка, Сапожниково, Горай. В этих сражениях артиллерийский расчет Алексеева уничтожал танки и живую силу противника, тем самым содействовал успешному наступлению дивизии. В последующие несколько дней полк вел бои за селения Демешкино, Боровское и Заборье, были захвачены станция Брянчаниново на железнодорожной ветке Остров–Режица (Резекне) и переправы через реку Утроя. В ходе Псковско-Островской операции гвардии сержант Алексеев был награжден медалью «За отвагу».
Продолжая наступление, в ходе Тартуской операции Алексеев участвовал в освобождении 13 августа станции Антсла. 24 сентября полк Алексеева участвовал в Рижской операции, в ходе которой были освобождены город Валмиера. А затем до 15 октября была освобождена латвийская столица.
В ноябре 1944 года 23-я гвардейская дивизия в составе 3-й ударной армии перебазировалась на 1-й Белорусский фронт. Дивизия в составе армии находилась во втором эшелоне фронта и дислоцировалась на восточном берегу Вислы напротив Рижского залива.
В Висло-Одерской наступательной операции артиллерийский расчет Алексеева проявил в полной мере мастерство и меткость. 14 января 1945 года войска 1-го Белорусского фронта с плацдармов на Висле пошли вперед, началась Висло-Одерская операция. Целью ее являлись разгром немецко-фашистской группы армий «А», освобождение Польши и выход на Одер. Этим создавались необходимые условия для нанесения удара по Берлину.
3-я ударная армия, в состав которой входила 23-я гвардейская, шла во втором эшелоне фронта. И вновь полк Алексеева оказался в гуще военных событий. В одном из боев он был тяжело ранен. В наградном листе о подвиге отмечается, что в боях за село Сабад-Хидвег гвардии сержант Алексеев М.Т. 13 марта 1945 года при отражении контратаки противника, стремившегося расширить свой плацдарм на канале, гранатами забросал пулеметную точку и уничтожил ее вместе с расчетом. В этом бою он был тяжело ранен, 13 марта 1945 года эвакуирован в госпиталь. За этот бой он был награжден орденом Славы 3-й степени.
Боевая выучка и мастерство Алексеева М.Т. в полной мере проявились в битве за Берлин. Вспоминает командир дивизии генерал-майор Шафаренко Павел Менделеевич: «Предстоял встречный бой. После быстрой оценки местности и времени, которым мы располагали, возникло решение - ударом справа и с фронта разбить подходившего противника по частям, не дав ему прорваться на Шнайдемюль. Успех боя решали минуты. Противника следовало разбить с ходу, не теряя времени на перегруппировку. И первой вступить в дело должна была артиллерия.
С каким удовлетворением я наблюдал, как артиллеристы точно накрыли огнем вражескую колонну.
Тем временем подходили главные силы гитлеровцев. Уже стало видно, как вслед за мчащимися танками и самоходными орудиями увеличивают скорость и передовые подразделения, вытягиваясь из леса южнее Ландека и по дороге Кельпин - Радовнитцы. На их пути поднялась стена заградительного огня нашей артиллерии. В воздухе появились запрошенные нами штурмовики. Подразделения гитлеровцев начали расчленяться, продолжая наступать и под ударами авиации. Но уже подошел и начал развертываться свежий 66-й полк В.А. Гиги, которому я уточнил задачу по радио. На прямую наводку, перекрывая танкоопасное направление Кельпин, Радовнитцы, встал 28-й истребительно-противотанковый дивизион майора М.И. Вдовина, а полковая артиллерия развернулась прямо в боевых порядках своих частей». 
Очередной боевой эпизод из жизни воина Алексеева упомянут в статье Ефима Габышева «47 звезда» в газете «Социалистическая Якутия» от 1 мая 1945 года. 
«На краю немецкого населенного пункта стоял каменный дом, который фашисты превратили в сильно укрепленный опорный пункт своей обороны, каждое окно было превращено в амбразуру для оружейно-пулеметного огня. Боевой орудийный расчет Алексеева получает приказ уничтожить это осиное гнездо. Алексеевцы ночью незаметно подкатили орудие на расстояние 500 метров от ближнего трехамбразурного дзота. Артиллеристы ждали рассвета. Когда наступил рассвет, прямой наводкой восемью мастерскими выстрелами из своего орудия заставили замолчать трехамбразурный дзот. Испуганные немцы открыли ураганный огонь из крепости изо всех видов оружия. Над головами артиллеристов засвистели тысячи раскаленных пуль. Но отважные артиллеристы работали хладнокровно. После следующих 18 выпущенных снарядов от дома-крепости и засевших в нем фашистов осталось одно воспоминание. На щите орудия старшего сержанта Алексеева 46 звезд. Каждая звезда - счет мести: 11 уничтоженных танков, 10 самоходных пушек и 25 дзотов - вот цена 46 звезд на щите орудия якута Алексеева и его боевых товарищей-якутов Атласова и Абрамова. Рядом с 46 звездами загорелась 47-я звезда, добытая отважными артиллеристами под ожесточенным вражеским огнем. Так сражаются отважные якуты за свою прекрасную Родину», - заканчивает статью Ефим Габышев. 
Через месяц на страницах газеты «Социалистическая Якутия» была опубликована фотография молодого бойца военным корреспондентом ТАСС Евгением Халдеем, которая обошла весь мир. Сфотографированного у стен рейхстага как охранника своего командного пункта узнал Маршал Советского Союза Василий Иванович Чуйков. 
Под фотографией Евгений Халдей написал: «Плечом к плечу вместе с великим русским народом в рядах нашей многонациональной Красной Армии мужественно сражались против ненавистных гитлеровских извергов посланцы якутского народа. Воины-якуты защищали Родину под Москвой, у стен Сталинграда, на Украине, в Белоруссии, в Эстонии, в Латвии и Литве. Они были в числе воинов-победителей, водрузивших Знамя Победы над Берлином».
Позднее знаменитый фотограф вспоминал, когда разыскивали фронтовика: 
«Якут Михаил Алексеев начал войну от Брянска. Ярко выраженное лицо якута в Берлине меня взволновало. Я спросил у командира батареи: «Хорош ли этот солдат?» - «Да, конечно. Сфотографируйте его обязательно». У него было удивительно детское выражение лица. Говорил он на русском хорошо и очень смущался своих однополчан, которые смотрели, как я фотографировал его. Времени было мало. Сделав снимок, мы расстались, и больше я о нем ничего не знаю». 
Далее Халдей вспоминал: «Это было 1 мая. Войска все еще штурмовали Рейхстаг, а на одном из участков Берлина, где был командный пункт генерала Чуйкова, я сделал этот снимок. Я не знаю судьбы Михаила Алексеева после войны. А вот батарея, в которой служил ваш земляк, обороняла командный пункт генерала Чуйкова». 
Сколько же невзгод, сколько лишений пришлось перенести, чтобы дойти до логова врага, знает только он и его поверженные враги. За плечами Алексеева Михаила Тимофеевича четыре года войны и ранения и долгое забвение.
В книге «Выстрел во имя победы» есть краткие строки о его дальнейшей судьбе – «После демобилизации Михаил Тимофеевич Алексеев работал кадровым охотником в колхозе Олекминского района, а умер в 1978 году». 
Как часто наше представление о ветеране войны складывается из отрывочных сведений о нем. Сегодня мало кто знает о Михаиле Алексееве – об участнике Великой Отечественной войны со своим внутренним миром, со сложным, часто противоречивым характером, с обостренным чувством несправедливости. 
Все дальше и дальше уходят в историю события минувшей войны, уходят из жизни ветераны войны, уносят с собой воспоминания ратных дел, но пришло время, когда из забвения яркой звездой загорится 48 звезда Михаила Алексеева, снайпера-артиллериста, непризнанного героя войны. 
П.Д. Габышев.

Фотографии по теме
Комментарии 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 АУ Редакция газеты «Олекма» Хостинг от uCoz Design created by ATHEMES