Главная » Статьи » Статьи газета Олекма

Мир олонхо Ариадны Борисовой

Март - время пробуждения природы, творческих поисков, ожидания чего-то нового. Именно в эту весеннюю пору мне посчастливилось встретиться с нашей землячкой, народной писательницей России Ариадной Борисовой. Встреча состоялась в редакции газеты "Якутия", где Ариадна Валентиновна ведет колонку новостей культуры.

- Не буду оригинальничать. Как Вы пришли к писательскому труду? Подтолкнула журналистика или раньше зрело желание выплеснуть свои мысли на бумагу?

- В юности мы все пробовали писать стихи, рассказы, и я не исключение. Это были первые юношеские опыты. Много лет спустя, когда моя младшая сестра Виктория Габышева всерьез увлеклась сочинительством, я была ее первым критиком. Причем самым беспощадным - критиковала в пух и прах. В очередной раз выслушав мои замечания, Вика в сердцах сказала: кто не умеет писать, тому остается только заниматься критиканством. Мне стало обидно, хотя в принципе я была согласна с ней. В ту же ночь я написала "Семь притч о семи". К моему удивлению, сестра была страшно восхищена, вскоре рассказ опубликовали в "Полярной звезде".

- Когда это произошло?

- Шел 199З год. Мы с семьей переехали из Олекминска, и я работала художественным руководителем в школе для глухих детей. Через год в "Молодежке" освободилось место художника, а я немного рисую, и Виктория сагитировала меня перейти туда. Я страшно комплексовала первое время, но постепенно втянулась и совершенно неожиданно для себя начала писать. Еще через год Владимир Федоров пригласил меня в отдел культуры "Якутии", за что я ему очень благодарна. Тогда он еще не был редактором, и его протекции было явно недостаточно, но меня приняли.

Именно в это время я начала писать и уже не могла остановиться. Сейчас у меня практически две работы: одна официальная - журналистика, от которой я, можно сказать, в последнее время отошла, другая для души - писательство. Честно говоря, я устала, как любовница, прыгать из одной кровати в другую, ведь журналистика и писательский труд ­это совершенно разные вещи. Я мечтаю полностью отдаться сочинительству.

- Большой популярностью у родителей, бабушек и дедушек пользуется детская страничка в "Якутии", которую Вы ведете, с забавными фотографиями и не менее забавными стихотворными подписями к ним. Но ведь Вы и книги пишите для детей?

- Да, первая "Узелок на память" вышла в 97-м году, а в декабре 99-го меня приняли в Союз писателей России, так что я стала последней писательницей прошлого века. Кстати, Викторию приняли в Союз нынче, хотя она и начинала раньше меня. Мне кажется, сестра по духу больше журналистка, а я наоборот.

- Как-то случайно мне попала в руки Ваша книга "Подарок феи Фантазии". Помню, с каким удовольствием читала ее своей дочери и вместе с ней хохотала над названиями­перевертышами - Снедурочка, Курочка-рыба, Хозяйка бедной горы и т.д.

- Эту книгу я посвятила своей внучке Алинке. Кстати, иллюстрации мои. Сюжет сказочный, вот послушайте начало: "Зельем Фею опоили, малость памяти лишили. Надобно теперь успеть злые чары одолеть". Книга завоевала золотую медаль на выставке во Владивостоке. Еще одна детская книжка "Сказки перед сном" получила первое место на выставке в Новосибирске.

- С недавних пор у меня на полке обосновалась книга "Якутия: рекорды, самое первое, самое-самое", и я часто обращаюсь к ней. А ведь она началась с рубрики в газете.

- Как-то мне в голову пришла идея: составить книгу рекордов Якутии. Проект поддержал наш редактор Юрий Чертков, мы кинули клич в народ, и дело пошло. Мой рабочий стол был просто завален откликами. Книгу трудно назвать научным трудом, но в меру своих возможностей мы постарались перепроверить факты. Нашлись спонсоры проекта, а национальное издательство "Бичик" взяло на себя издание книги.

Эта работа книжной ассоциацией "Аски" была признана лучшей в номинации "Самый оригинальный проект".

В 2006 году увидел свет сборник рассказов "Одна из" ... где можно встретить олекминские мотивы, не правда ли?

- Да. Есть рассказы, где описываются события, происходящие в старом заброшенном овощехранилище, на маслозаводе, в гипсовом руднике.

Далее в московском издательстве "Амадеус" вышли 4 мини-романа серии "Портрет неизвестной": "Божья отметина", "Санна Ванна", "Полярная сага", "Не спешите похудеть". Из этой же серии 5-я книга - "Летающая Нефертити", которая не была опубликована. По сути это та же "Одна из", но увеличенная до формата романа.

"Божья отметина" выбилась из этого ряда и пустилась в свободное плавание. Роман в 2007 году был издан "Сахаполиграфиздатом", а потом получилось так, что номинирован на соискание литературной премии "Русский Букер". Мое имя широко не известно российскому читателю, поэтому на победу я особо не рассчитывала. Приятно, конечно, попасть в число 33 романов, включенных в лонг-лист престижной литературной премии, художественного обобщения якутской мистики народов Якутии в литературном наряду с произведениями Дмитрия Быкова, Людмилы Улицкой, Виктора Пелевина, Чингиза Айтматова. А в декабре прошлого года за эту книгу я получила премию Союза писателей России и АК "АЛ РОСА", ее мне вручили в Москве в Храме Христа Спасителя.

- Хоть и с опозданием, но примите поздравления земляков ...

- Спасибо, но это еще не все. Ко мне обратилось крупнейшее московское издательство "Эксма" с предложением сделать из "Божьей отметины" сиквел, или иначе несколько произведений, связанных между собой одним героем или сюжетом. Примерно как акунинский Фандорин.

- У Вас есть автобиографические произведения?

- Целиком списанных, конечно, нет, но кое-что все-таки вкладывается. Это, несомненно.

- Над чем Вы сейчас работаете?

- Над трилогией "Земля удаганок" в стиле фэнтэзи. Кратко сюжетная линия такова: в племени народа саха происходят странные события, связанные с исчезновением шаманов и удаганки ...

- Книгу характеризуют как первый опыт национальных традиций, обрядов, этнографии, произведении.

- Я называю его роман-олонхо, сюжет эпический - борьба добра со злом в трех мирах. Здесь многое в стихах. Первая книга "Знамение бури" уже вышла в свет (я очень недовольна полиграфическим исполнением книги), вторая "Джогур" и третья "Небесный огонь" - в работе. С трилогией я связываю большие надежды. Мне очень хотелось бы самой проиллюстрировать эти книги. Думаю, они также достойны лучшей оправы, я имею в виду переплет, оформление.

- Перед тем как начать писать, Вы, наверное, долго вынашиваете замысел произведения?

- Я никогда не пишу план, сюжет держу в голове. Конечно, определенная сюжетная линия просматривается, но иногда мои герои выходят из-под контроля и начинают жить своей жизнью. С "Удаганкой" у меня связан совершенно мистический случай. Когда-то давно я хотела написать роман о мальчике-шамане, даже некоторые главки набросала, и тут в отпуске, наконец-то, взялась за него. Так как эта книга предназначалась для детей, у меня возникла проблема с описанием обряда инициации. Без него, вроде бы, никак не обойтись, но обряд настолько кровав и страшен, что я не знала, как подать его. То допишу страницу и вставлю, то уберу - сплошные метания ... Сижу работаю и вдруг вижу на мониторе компьютера капли крови, я даже сразу не поняла, что у меня кровь пошла носом. Кстати, со мной такого ни до, ни после не случалось. Родные, конечно, испугались, вызвали скорую, состояние было тяжелое. Зато в голове наступило прояснение, стало чисто и светло, а назавтра я неожиданно начала писать роман "Земля удаганок", без сюжета, без ничего, он вырисовался постепенно. Так родилась первая книга, затем - вторая и третья.

- Сколько времени Вы пишите одну книгу? К примеру, Дарья Донцова рассказывает, что ежедневно выдает определенное количество страниц?

- Да ерунда все это. Хотя, может быть, кому-то так дано. Не могу писать быстро, но с другой стороны мне говорят, что я довольно плодовита. Меньше чем за год написала два романа, каждый из них по 700-800 тысяч знаков, третий не закончила.

Мне очень нравится число девять, и в каждом из этих романов по 9 глав, они достаточно большие. И если убрать все второстепенное, чисто написанием я занималась 9 месяцев, на один роман - три месяца.

- Но ведь так получается не всегда?

- Конечно. Основная работа отнимает много времени, приходится много редактировать, пишу сценарии. Недавно назначена редактором детского журнала "Колокольчик", а значит времени будет еще меньше. Кроме того, я пишу маслом, вышиваю бисером.

- В Олекминске нет театра, но мы знаем, что Ваши пьесы идут на сцене.

- Поставлено 13 пьес. Первые - "Куклы мастера Тяп-Тяпа" и другие шли в Театре танца. "Логас" заинтересовал студийцев из Дворца детства. А пьесу "Репетиция" ставят в Хабаровске, Нерюнгри, Алдане.

- У многих писателей были реальные прототипы героев. А как у Вас?

- Подобрать конкретного человека и писать с него роман, я не пробовала. Думаю, это несколько другой жанр. У меня в произведениях составные образы. В этом плане мне очень помог мой журналистский опыт, ведь сколько людей, сколько судеб проходит через нас. Хотя описание поездки Катерины в Грозный практически взято из жизни, как и образ Санны Ванны.

- Какие произведения Вам труднее писать - детские или взрослые?

- Мне все равно. Я очень люблю творить для детей, в такие моменты я, можно сказать, "включаю" в себе ребенка. Мне вообще кажется, что люди никогда не взрослеют, да-да! Вот Вам никогда не хотелось совершить какой-то безрассудный поступок?!

- Вы же еще переводами занимаетесь?

- Я перевела с якутского на русский около 500 произведений, в основном стихи.

- Творчество каких писателей Вам импонирует? Вы бы хотели на кого-то походить?

- Дело в том, что когда пишу, я сообразуюсь с сюжетом и совсем не стараюсь на кого-то походить. Из современных авторов мне нравится "Волкодав" Л.Семеновой. Очень люблю Чехова.

- Вы книги читаете?

- Как можно жить без книг! Люблю читать женскую прозу, - не дамскую, а женскую. К примеру, Людмилу Улицкую, Анатолия Иванова, Рубина. Это настоящая литература. –

- Говорят, что писатели видят больше и дальше, чем обыкновенные люди?

- Я совершенно земной человек и ничем таким особенным похвастать не могу. Единственное, когда я пишу, у меня весь сюжет выстраивается в картинках, я представляю их как кино. Наверное, это потому, что я рисую.

- Ариадна Валентиновна, для нас вы - живой писатель. А вы чувствуете это бремя?

- Стыдно признаться, но ощущаю. Бывший редактор "Якутии" Э.Рыбаковский, самый лучший журналист, с которым меня сталкивала судьба, не любил во мне, так называемую, многостаночность. Я могу писать на любые темы, и они мне все интересны. Такая же картина в литературе: я не могу не писать драматургические вещи, одно время я просто "болела" театром. С удовольствием пишу для детей, равно как и для взрослых. Хоть я и делаю стихотворные переводы, к поэтам себя не отношу, я скорей ремесленница. В то же время сама пишу стихи, но, как говорится, пока в стол. Да и других неосвоенных жанров много.

- Расскажите о своей семье.

- Муж Сергей - это мой большой друг. С подругами мне общаться некогда, элементарно не хватает времени. Я благодарна сестре Вике, детям, у меня трое внуков.

- Вы читаете мужу свои произведения, я имею в виду первое прочтение?

- Нет, он любит детективы, - смеется Ариадна Валентиновна.

- Каковы Ваши воспоминания о родной Олекме?

- Они, прежде всего, связаны с хорошими людьми. Я люблю Татьяну Емельянову, это очень чистый и светлый человек. Мне не хватает разговоров с ней, общения. Я какое-то время работала в центральной библиотеке, и у меня сохранились замечательные воспоминания о коллективе - Н.Худяковой, Н.Дехтяр, Н.Ногнорутовой и др.

Я училась в Амгино-Олекминской школе, мягко говоря, очень неуспешно, да и поведение было не совсем примерное... Но я всегда с благодарностью вспоминаю свою первую учительницу Любовь Ефимовну Янкову, помню всех учителей, друзей и одноклассников из с.Олекминское.

Ужасно тянет увидеть родную природу, родные места. К сожалению, после отъезда в 90-м я ездила на родину только один раз.

Единственное, раньше мне требовалось общение, сейчас я, можно сказать, живу в мире своих персонажей. Мне кажется, писателя на определенном этапе жизни внешние раздражающие факторы общения гораздо меньше интересуют, чем внутренние. Меня манит к своим героям. Я получаю огромное наслаждение от писательства, и оно ни с чем несравнимо. Наверное, в этом есть что-то от творца. Мои герои живые, они - мои дети, и я люблю их всех, самых разных.

В планах - целый список книг. Мы сегодня говорили о тех, которые уже написаны и которые пишутся, а сколько еще тех, которые стоят в очереди, толкаются, кричат: я хочу первый, я! Я уже не могу не писать: "рожденный дьогуром не может не петь".

 

Категория: Статьи газета Олекма | Добавил: olekmanews (2009-03-26) | Автор: Д.ТИМОФЕЕВА.
Просмотров: 648 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright © 2014 АУ Редакция газеты «Олекма» Хостинг от uCoz Design created by ATHEMES